Путешествия А.В.К.

 1986
 Каунас; Орджоникидзе - Цей - Зарамаг - 2-дневный поход через Мамисонский перевал - Шови - Они - Кутаиси - Цихисдзири

  © Клюшник А.В.


Каунас - 1986

В начале 1986 года мне пришлось поехать в командировку в Каунас. Не очень хотелось, потому что мороз был под 20 градусов, но заставили. В гостинице было довольно прохладно, и по дороге в контору, и в свободное время, нужно было часто забегать в ближайшие кафе и согреваться там с помощью кофе и кусочков торта. Здесь еще несколько снимков из Вильнюса, сделанных перед отъездом в Ленинград на поезде, расстояние между Каунасом и Вильнюсом преодолевалось на электричке с минимумом остановок.


Кавказ - 1986

В том году я с женой собрался перейти через Кавказ в Грузию по всесоюзному маршруту, проложенному вдоль Военно-Осетинской дороге. Приехав по купленным путевкам в Орджоникидзе (теперь Владикавказ) на день раньше срока, мы не смогли сразу попасть на переполненную турбазу, в которой селили по 5 человек в отдельные номера - в смысле семейных отдельно друг от друга. Пришлось пойти в отель "Интуриста" и устроиться там в люксе с видом на мечеть-музей.

Прогулки по городу оставили приятные впечатления. В центре, на улице Мира, большой бульвар и исключительно трамвайное движение. На окраине, ближе к горам, - санаторная зона с той самой турбазой, красивой дорожкой терренкура для пенсионеров и не работавшей канаткой на гору Лысая.

Интересной оказалась экскурсия в наиболее примечательное место на Военно-Грузинской дороге, в Дарьяльское ущелье, к остаткам пограничного укрепления рядом с горой, где, по преданию, находился "Замок царицы Тамары", и дальше, в поселок Казбеги.

Самые живописные места Северной Осетии, по моему мнению, находятся в Цейском ущелье. Это была следующая остановка на маршруте. Дорога из Орджоникидзе идет через Скалистый хребет по узкому ущелью реки Ардон. Эти горы удалось сфотографировать только во время небольшой поломки автобуса. Затем группа прибыла в Цейскую поляну (1870 м), идеально приспособленную для отдыха в горах. Вплотную к турбазе - горные хребты, которые не помещались в объектив фотоаппарата.

Все самые большие камни на турбазе были расписаны местным художником. Кроме Сталина и осетинского классика Хетагурова, был еще портрет генерала Плиева, прямо в бурном течении реки Цеядон. Рядом с турбазой - заповедник, закрытый для туристов, в том числе и Цейский ледник. Неподалеку водопад, который довольно легко открылся инструктором, после того, как все желающие сообразили по 3 рубля. Заслуживали внимания также плановые вылазки на склоны: к древнему осетинскому святилищу Реком, полностью увешанному разноцветными ленточками, и по канатной дороге к леднику Сказка. На обратном пути с ледника - предварительно заказанные шашлыки.

В качестве проверки группы на выносливость инструктора организовали однодневный поход на пик Туриста. Для того, чтобы взойти на вершину 3140 м, была устроена промежуточная стоянка с заготовкой дров и приготовлением обеда. Затем, уже в полдень, на самом солнцепеке, решающий бросок наверх. Постепенно от группы отпадали отдельные туристы. Я тоже "сдох" под самой вершиной, куда добралась лишь треть группы (в том числе и моя супруга).

Следующая остановка на маршруте - Зарамаг. В Зарамагской котловине в то время была развернута подготовка к строительству водохранилища. На склонах видна трасса Транскавказской магистрали, которая здесь ответвляется от Военно-Осетинской дороги и уходит к тоннелю под Рокским перевалом. Тогда говорили, что дорога строилась в самых лавиноопасных местах, причем на защитные сооружения денег не хватало. С тех пор каждую зиму в теленовостях появляются сюжеты о снежных лавинах на ТрансКАМе и о застрявших на дороге автомобилистах.

Турбаза с деревянными двухэтажными домиками находилась немного выше, в Верхнем Зарамаге. У нас была пешая экскурсия в Нар, на родину Косты Хетагурова, с посещением музея и родовых башен. И один день был занят подготовкой к походу, получением продуктов и их распределением среди туристов.

Маршрут через Мамисонский перевал привлекал своей "эффективностью" - максимум впечатлений при минимуме трудностей. Всего 2 перехода, с доставкой продуктов и рюкзаков на грузовике, и 1 ночевка в доме с железными кроватями. Зато по дороге, наряду с разнообразными горными пейзажами, встретились многочисленные развалины, стада овец, одомашненные горные кабаны на грузинской стороне.

Начало и конец маршрута совпадали с Военно-Осетинской дорогой, на которой, кроме грузовика с нашими рюкзаками, мы не встретили больше ни одной машины. Непосредственно в районе перевала инструктора вели группу более короткими и более крутыми тропами. В Шови мы пришли в 5 часов дня, попав под дождь в конце дороги. Группа оказалась очень упрямой - другие туристы там обычно появлялись на 3 часа раньше, поскольку пеший поход заменяли на поездку в кузове грузовика.

Я был раньше в Шови (в 1976 году) и помню, что там встречали туристов стаканами с сухим вином. Но в 86-м, из-за антиалкогольной кампании, вместо вина был обычный компот, из-за чего вся уникальность турбазы как-то исчезла. Исчезли также нарзаны, хлюпавшие прямо на берегу реки Чанчахи; за несколько лет до того река изменила русло и смыла все эти источники. И вообще дело шло к закрытию турбазы и к ее передаче в ведение курорта для местных жителей.

На замену Шовийской турбазы была построена турбаза несколько дальше, в городке Они. База находилась на горе сразу за центральной площадью. Ничего более не могу сказать, поскольку наше пребывание там ограничилось одним днем. На следующий день нас ожидал долгий переезд в Кутаиси.

В Кутаиси я попадал значительно чаще. Там, конечно, есть что посмотреть. В центре города, на холме, полуразрушенный храм Баграта XI века. В 1986 году я уже наблюдал процесс его восстановления (или консервации?). Впечатляли также поездки в Сатаплия, с экскурсией в пещеру, и в Гелати, где в монастыре находилась одна из двух древних грузинских академий. Еще один снимок здесь - из Цхалтубо.

Особенность загородного кемпинга в Кутаиси: бассейн прямо под окнами номеров. Поплавав в нем, насколько это было возможно, все услышали вечером исходящее из него многоголосое кваканье. Следующий заплыв пришлось отложить до Черного моря.

Значительно интереснее было отдыхать в Аджарии. Прямо на турбазе в Цихисдзири зреют мандарины (летом они еще темно-зеленые), растут эвкалипты, рядом на плантациях кое-где видны коровы, жующие грузинский чай. К традиционному виду черноморских пляжей - крупная галька, штормовой прибой - добавляются еще маленькие черные комочки из нефти (или уже гудрона), плывущие со стороны батумского порта. Турбаза рядом с пляжами, что позволяло окунаться по утрам вместо физзарядки. В самом Цихисдзири есть железнодорожная платформа, где изредка останавливается переполненная грузинами электричка, на холме - руины крепости, а под холмом - руины заброшенного лимонария.

В Кобулети мы ездили покупать обратные билеты на поезд. Отстояли многочасовую очередь. Ну еще видели пляж и фонтан возле базара.

Батумский Ботанический сад находится в поселке Зеленый мыс. Туда была экскурсия. Много цветов, но о ботанической специфике ничего сказать не могу, поскольку не специалист.

В столице Аджарии - Батуми - линия железной дороги возле вокзала совсем как трамвайная; очень необычно выглядят поезда, проходящие посередине городских улиц. Но туристов больше привлекает посещение дельфинария и Приморский парк с пальмовой рощей, в которой снималось много разных фильмов. А дельфинарий - самая южная точка, за которой находился "железный занавес" на границе с Турцией.

Обратные билеты у нас были взяты с пересадкой в Москве. Сначала поезд из Батуми, он и так должен был идти почти двое суток. И к тому же застрял где-то за Сочи (возле Виноградного) на 8 часов, из-за аварии на трассе. Поэтому в Москву приехали не вечером, а на следующее утро, успев хорошо выспаться. В итоге нам оказался подаренным целый день для прогулок по Москве, чем я и воспользовался, отсняв приведенные ниже кадры.


Клюшник А.В.
Санкт-Петербург - 18.01.2016